Vitebsk

Начало образования общины относится к 1627 году, когда воевода Симеон Сангушко разрешил евреям на имя арендатора Юды Якубовича построить синагогу на собственной земле, в замке или городе, соответственно королевским привилегиям и листам прежних витебских воевод. Община была объявлена свободной от постоя и всяких повинностей. Согласно королевской привилегии 1634 г., за евреями Витебска признавалось (кроме общих для всех евреев Литвы прав и льгот в отношении торговли и устройства синагог и кладбищ) право приобретать в Витебске земельную собственность и дома, уплачивая за них обыкновенные налоги; они были подчинены воеводе.

Витебск был центром еврейской жизни региона.

С конца XVIII в. город становится одним из основных центров направления Хабад в хасидизме. В XIX в. прибытие в Витебск евреев, выселенных из Москвы, увеличило влияние элементов Хаскалы. Начало развиваться движение Ховевей Цион, а позднее также социалистическое движение (Витебск был одним из первых центров Бунда). Сионистский лидер Г. Брук занимал пост казенного раввина Витебска с 1901 года. Под воздействием сионистов, главным образом рабочего направления По‘алей Цион, одна из еврейских религиозных школ (Талмуд-Тора) была преобразована в школу нового типа, где наряду с религиозными предметами преподавались и светские дисциплины и часть занятий велась на иврите. После 1905 г. в Витебске открылось несколько частных гимназий, большинство учащихся которых были евреями.

Художник Ю.Пэн открыл художественную школу, в которой обучались сотни молодых людей, включая М. Шагала и С. Юдовина.

Витебский пинкос (актовая книга еврейской общины) охватывает период около 200 лет; первый протокол датирован 5466 годом (от Сотворения мира). Заключая в себе исторические сведения, пинкос приводит также много бытовых данных.

Пинкос отмечает долги обществ священникам разных церквей (доминиканцам 2000 злотых из 7—8%); заемный лист написан на пергаменте, с одной стороны на русском языке, a с другой — на польском. Для раскладки налогов на членов общины назначались особые оценщики и ассистенты-домохозяева, которые обязывались присягой производить раскладку пропорционально и по справедливости (приводится текст присяги). Ввиду того, что многие, живущие в селах и окрестностях Витебска, не платят общественных налогов, связанных с обрядами и культом, и сами устраивают молитвенные дома и свадьбы, было постановлено подвергать таких лиц херему . Обложение начиналось с 1 коп. и доходило до 14 коп. (в месяц или год — неизвестно).

В месяце Хешване 1737 г. собрался областной съезд, и постановлено было бойкотировать его, так как участникам съезда от Витебска грозил штраф и лишение права быть избранным на общественную должность. Во избежание недоразумений при распределении "алии" (вызова, т.е. "поднятия" к чтению Торы) постановлено: все почести, связанные с отправлением культа, продавать и вырученные деньги передавать через главного старосту в пользу благотворительных учреждений. На каждый свадебный обед — которых всего бывало три — дозволялось приглашать не свыше 20 чел., не считая сватов и близких родственников. Каждый из приглашенных мог участвовать только в одном свадебном обеде; очередь же гостей из числа 60, выбираемых устроителями свадьбы, — намечалась жребием. На обряд обрезания дозволено приглашать не больше 30 человек. Пряниками и сластями угощать гостей запрещалось. - Эти ограничения сделаны были во избежание больших пиршеств, благодаря которым люди малоимущие, не будучи в состоянии их устраивать, могли бы почувствовать себя униженными. — Лица, не уплачивающие налога в пользу общества, имеют право приглашать на свадьбу лишь 10 чел. Для свадьбы можно резать две коровы, не платя коробочного сбора; для обрезания — одну корову. Во избежание могущих возникнуть волнений строго запрещено — под страхом отлучения — арендовать площадь близ костела.

Жалование раввинам определялось заранее, в 1725 году — 250 золот., кроме того, раввин имел доходы от "коробки" (коробочного сбора) — 1 талер, от кабаков — 1 талер и пр. Пропинационное право ценилось чрезвычайно высоко: община монополизировала право на все кабаки; для того чтобы удовлетворить прежних держателей кабаков, она выбрала двух лиц, a кабатчики со своей стороны также двух лиц; содержание этого постановления было оглашено в синагогах для вызова тех, которые желали бы предъявить какие-либо претензии к общине.

В 1729 г. были введены новые правила управления:

  • избирательным правом пользуются те, которые 3 года числятся в общественных реестрах и платят общинные подати; глава — "парнас" — имеет право передать свой голос кому желает; другие могут передать свой голос только тем, кто сам владеет им;
  • содержатели "коробки" и других сборов, a также ремесленники, не имеют права голоса.
  • при установлении подоходного налога каждый имеет право сослаться на свой реестр и подтвердить его присягой.
  • особенно сурово преследуется тот, кто не платит общественных сборов: с ним нельзя вступать в брак; ему нельзя продавать кошерного мяса, детей его нельзя обрезать и обучать, и вообще нельзя приблизиться к нему на расстояние 4 локтей; его хоронят по обряду "ослиного погребения" [т.е. выбрасывают либо закапывают за пределами города, как животное]

С установлением советской власти начался упадок еврейской общины Витебска.

Тысячи евреев, переселившихся в Витебск из Литвы и Латвии, воспользовались правом вернуться на прежние места жительства и оставили СССР.

Евсекция сделала Витебск одним из своих белорусских центров, издавая там газету «Дер ройтер штерн», выходившую вплоть до 1923 г.

12–18 января 1921 г. в Витебске произошел первый показательный процесс против иудаизма. Подобранный состав судей, экспертов, свидетелей, публики в зале обеспечил нужный результат. Судили еврейскую систему начального религиозного образования. В речи прокурора отмечалось, что ни у одного народа нет подобной системы обучения. В защиту хедеров осмелился выступить только бывший Витебский казенный раввин Х. Меламед, заявивший, что благодаря хедерам еврейские дети получали лучшее образование, чем дети окружающих народов. В приговоре говорилось: «Хедеры должны быть закрыты в кратчайшие сроки, а дети отправлены в еврейские школы с преподаванием на идиш». В 1921 г. хедеры были закрыты, и несколько синагог было конфисковано.

Полулегальная иешива Хабада находилась в Витебске до 1930 г.

В 1921–37 гг. функционировал еврейский педагогический техникум, в 1921–23 гг. еврейский театр, с 1925 г. при Втором государственном театре работал коллектив еврейской драмы и комедии «Ди идише фольксштиме».

В 1926 г. в Витебске было 37 013 евреев (около 37,5% всего населения).

Фашисты захватили Витебск 11 июля 1941 г. Часть еврейского населения города успела эвакуироваться. В первые дни оккупации был создан юденрат, и евреи должны были носить отличительный знак.

24 июля было вывешено объявление, что за поджог города расстреляно 400 евреев. Тогда же был издан приказ о переселении всех евреев на правый берег Двины. Переправа была поручена добровольцам из местного населения, которые «для забавы» топили переселенцев (так погибло, по некоторым сведениям, около двух тысяч человек).

В начале сентября 1941 г. было создано гетто закрытого типа. Узников разместили в Доме металлистов и в окружающих (фактически полностью разрушенных) зданиях. По свидетельству очевидцев, «здесь было очень мало подвалов, жить приходилось под навесом, в конурах из кирпичей, жести и горелых кроватей». Евреи соорудили некоторое подобие шалашей. В гетто была очень высокая смертность от голода, холода и эпидемии.

Под предлогом борьбы с эпидемией 15–30 сентября было уничтожено около трех тысяч евреев, 20–25 октября еще три тысячи человек. В декабре 1941 г. были расстреляны последние обитатели гетто (4090 человек). Однако и после этого убийства евреев продолжались.

В сентябре 1943 г. немцы, чтобы скрыть следы преступлений, раскапывали места расстрелов и сжигали останки своих жертв. Всего во время оккупации Витебска было уничтожено около 20 000 евреев. Сотни бежавших из гетто евреев сражались в партизанских отрядах.

После освобождения города многие уцелевшие евреи вернулись в Витебск. В 1970 г. еврейское население Витебска составляло 17 343 человека (7,5% от всего населения), в 1979 г. — 9 328 человек (3,1%).

В послевоенные годы власти, последовательно проводя политику государственного антисемитизма, замалчивали гитлеровский геноцид. В местном краеведческом музее материалы по истории евреев изымались или переводились в «спецхран». Имя М. Шагала подверглось шельмованию.В 1947 г. была открыта синагога, но через год она была закрыта властями. Верующие евреи собирали миньян в частных квартирах.

По переписи 1989 г. в Витебске зарегистрировано 8139 евреев (2,3% общего населения). В этом же году в городе было учреждено Общество любителей еврейской культуры, в 1992 г. основан Центр еврейской культуры (директор А. Шульман).

В 1990 года в Витебске открылись Витебский центр документальных исследований «Евреи в Беларуси: история и современность», отделение научно-просветительского центра «Халакост» (Катастрофа).

С 1991 года газета «Витебский курьер» регулярно публикует материалы на еврейские темы; специальные выпуски были посвящены Дням Шагала, широко отмеченным в республике; открывается воскресная еврейская школа и синагога.

В 1992 году мэр города Н. Федорчук посетил с официальным визитом Хайфу.

С 1993 году Центр еврейской культуры издает приложение «Шалом» (на белорусском языке) к газете «Выбор».. В 1997 г. был открыт Дом-музей М. Шагала. Проводятся ежегодные Шагаловские чтения (с 1991 г.).

Функционирует Витебский еврейский культурный центр «Мишпоха», который с 1995 г. выпускает одноименный художественно-публицистический альманах.

С 1995 года в Витебске проводится фестиваль «Пуримшпиль в Витебске», в котором участвуют молодежные коллективы из Беларуси, России, Украины, стран Прибалтики. Действует еврейский молодежный клуб.

С конца 1990-х гг. в городе издается большое количество еврейских книг.

Массовый выезд евреев в Израиль и другие страны мира привел к резкому сокращению численности еврейского населения. Согласно переписи населения Республики Беларусь 1999 г., в Витебске проживало 2883 еврея (1,7% общего населения).

В 1887 году в Витебске родился художник Марк Шагал. Образ Витебска довольно часто встречается в картинах Шагала, воспоминания о городе детства являлись вдохновением для художника. В Витебске регулярно проводятся Международные Шагаловские дни. Имеется Дом-музей Марка Шагала.

Председатель общины